Перейти к содержимому страницы.

Проспект Ленина, 36/4

Первая постройка из комплекса зданий Томского Императорского университета

Астрономический дом

Этот дом трудно найти без подсказок или навигатора. От главного корпуса Томского политехнического университета к нему ведет небольшая тропинка. Затерянное в зелени ботанического сада здание похоже на старинный деревянный особняк с кирпичным первым этажом. Внутри пространство дома ощущается как необычный замок с большими светлыми окнами, торжественно высокими потолками и массивными деревянными полами.

Хозяйка одной из квартир Ирина, преподаватель ТГУ, поделилась с нами историей жизни в необычном уголке города - Университетской роще: 

Астрономический дом был построен 1882 году. Его возвели в одно время с университетом. Позже, насколько мне известно, в этом доме жила семья ректора. На втором этаже была большая квартира. Внизу были подсобные помещения, а в одноэтажном доме, во дворе, была конюшня, и, говорят, жила прислуга. Мне рассказывали, что ректор выезжал в коляске на проспект Ленина, и оттуда, через главные ворота въезжал в университет. В советское время помещения дома разделили на отдельные квартиры, в которые заселили преподавателей университета. Часть первого этажа сейчас занимает одна из лабораторий Ботанического сада ТГУ.

Еще в студенческие годы, когда гуляла тут, в Университетской роще и Ботаническом саду, я все ходила, смотрела и думала: какой красивый дом, интересно кто здесь живет? И когда я узнала, что квартира продается, у меня был один вопрос: какова цена? Это было совершенно неожиданно и спонтанно. Родственники меня отговаривали. Папа, например, спросил: зачем тебе эта деревяшка? Давай купим в новостройке. Но я не сдавалась. Квартира была далеко не в самом лучшем состоянии. Но она была нужна мне.

Предыдущий владелец квартиры – Николай Трофимович Ведерников, мой научный руководитель – потрясающий человек. Доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного Суда Российской Федерации в отставке. Ему сейчас уже 85 лет. Когда в 1991 году был создан Конституционный Суд РФ, мало кто из юристов представлял значение вновь созданного судебного органа, характер и порядок его работы, сложности были даже с набором первого состава Конституционного Суда РФ. Однако Николай Трофимович согласился стать судьей КС РФ и был избран уже в первый его состав. Сейчас он уверен, что «судья Конституционного Суда РФ – это вершина карьеры юриста». 

Так, например, Конституционный Суд РФ сыграл огромную роль в кризисных событиях 1993 года в стране. Тогда суд находился в Москве, рядом с Кремлем, на улице Ильинка. И был период в несколько дней практически безвластия, когда судьи Конституционного Суда не уходили домой – опасались, что на следующий день их не пустят в здание суда, так как они признали не соответствующими Конституции несколько документов, принятых Президентом РФ Б.Н. Ельциным, а это позволяло отрешить Ельцина от должности. В какой-то момент к зданию суда подъехала машина с автоматчиками, и, по словам Николая Трофимовича, «мы не знали – это нас приехали охранять или арестовывать».

Но потом выяснили, что это была охрана. Жалко, что Ведерников не хочет изложить историю своей жизни, написать ее.  

Когда я писала диссертацию, электронная почта еще не имела такого распространения, да и Николай Трофимович по сложившейся много лет назад привычке, читал материалы с листа. Потому я печатала текст и отправляла ему в Москву почтой. Он читал мою работу, писал «на полях» свои замечания и отсылал мне обратно, в Томск. Ну как отсылал… Отдавал в канцелярию Конституционного Суда и просил отправить по адресу. А Конституционный Суд в то время (сейчас не знаю) отправлял все документы фельдъегерской службой. И вот в университет приходил такой важный курьер. В форме. С чемоданчиком. И искал непременно меня, потому что фельдъегерю полагается вручать пакет лично в руки адресата. Это выглядело очень… эпически. Коллеги удивлялись, а я шутила, что только такую почту и получаю (смеется). А листы моей диссертации с пометками Николая Трофимовича я храню до сих пор.  

В 90-е годы Николай Трофимович с супругой приезжали в Томск из Москвы на лето. Но большую часть времени квартира пустовала. К концу 90-х годов они уже достаточно долго прожили в Москве, и стало понятно, что в Томск не вернутся. И квартиру было решено продать.

Я здесь живу уже 20 лет. Отношусь к этому дому не как жилью или квартире, отношусь к нему как ребенку, другу. Конечно, стараюсь сохранить здесь все максимально так, как это было 130 лет назад.

В ходе ремонта строители предложили поставить пластиковые окна, но я была категорически против такого решения. Оконные рамы были закрашены белой советской краской, и сама очищала их. Сначала строительным феном, а потом – шлифмашинкой. А вот створки окон новые, специально заказывала у столяра. 

На окнах до сих пор частью сохранились ручки и шпингалеты еще царского времени, времени строительства дома, но несколько ручек и задвижек не хватало. И я бегала в антикварный отдел магазина Букинист, искала такие же, докупала при наличии. В один из визитов, пробежав мимо старой, выставленной на продажу мебели, к прилавку, я обратила внимание на обшарпанный, но красивый буфет, мне показалось, что в ценнике написано 100 000 рублей. Я уже вышла на улицу, но вернулась и пересчитала нули, их было четыре, а не пять. Спрашиваю продавца: «правильно понимаю, этот буфет стоит не 100, а 10 тысяч?! Заверните его мне!» Потом попросила знакомого столяра, очень хорошего мастера, привести буфет в порядок. Он его разобрал, почистил, отреставрировал. Цвета сам подобрал, покрыл морилкой и лаком.  

А вот этот старенький комод стоял в сарае у моей бабушки, был завален какими-то вещами и имел неприглядный вид. Я его выпросила у бабушки, тоже отдавала на реставрацию и сейчас он украшает одну из комнат. 

Раньше здесь, на кухне, была перегородка. Мы ее убрали и восстановили комнату в той планировке, как она была изначально в доме. Этот пол ровесник дома, а в нем практически нет щелей. Изначальный цвет покраски этой комнаты – синий низ и бежевый верх. Во время ремонта меня строитель позвал и показал: смотри, мы нашли первоначальную краску. И мы эту идею отделки сохранили, обозначив обоями разной структуры и молдингом. Тот, изначальный вариант комнаты, здесь стилизованно представлен.

Люстры и карнизы на окнах – это ковка ручной работы. Мне представлялось, что этот мощный бревенчатый старый дом достоин большего, чем штампованные магазинные люстры, и более серьезного, чем веселенькое стекло. Я заказала их у моего друга, мастера по металлу, у него мастерская в Новосибирской области. Он нарисовал эскизы по размерам комнаты. Получилась авторская работа в единственном экземпляре. Отдельно можно рассказывать о том, как я везла из Новосибирска две этих огромных и тяжелых люстры и длинные карнизы.

Крючочки, на которых висят полотенца, из антикварного магазина в Черногории. Они тоже очень старые. Лебединый клин на входе – с блошиного рынка в Ереване. Этот подсвечник и подкову, которая висит над дверью, я нашла рядом с домом, когда перекапывала землю. Буренку купила в одном из городов Золотого кольца. В городах и маленьких городках Золотого кольца очень много забавных музеев – музей утюга, музей Бабы Яги, музей монет, музей тюремного быта, музей Змея Горыныча, музей бутылок – в одном из таких уютных музеев я увидела целый зал с прекрасными картинами в технике печворк, оказалось это увлечение директора музея. Любую из картин можно было купить, выбирала я долго, выбрала Буренку, которая теперь украшает мою кухню. 

 Справка: Астрономический дом был первой постройкой комплекса зданий Томского Императорского университета. Он предназначался первоначально для кафедры астрономии физико-математического факультета. Проект был составлен академиком архитектуры А.К. Бруни, выполнившим проектирование всех университетских зданий. Строительство дома велось в 1881-1882 годах под руководством архитектора П.П. Нарановича. В 1888 г. в связи с тем, что физико-математический факультет не был включен в состав университета, дом был переделан под квартиры для преподавателей и служащих. Со времени создания дом подвергался многочисленным внутренним перепланировкам. В 1970-х годах с северной стороны была воздвигнута каменная одноэтажная пристройка, над которой была расположена закрытая веранда. Здесь же сделан дополнительный вход в дом, для которого также была пристроена веранда. В 1993 году дом включен в список объектов культурного наследия регионального значения. Сейчас дом жилой, хоть и находится на территории Сибирского ботанического сада.

Спасибо, что дочитали до конца!

Наши авторы и фотографы освещают жизнь обычных людей в обычных домах, рассказывая и показывая невероятные истории, наполненные радостями и болями наших героев. Мы стараемся привлечь внимание общественности к фондам, которые сохраняют архитектуру - лицо города, к волонтерам, которые собственноручно восстанавливают старинные дома. Ведь если мы вместе, мы сможем многое!

Вы можете поделиться нашими новостями в соцсетях, рассказав своим друзьям о проекте “Томск. Карта историй” и помочь сохранить наш город прекрасным!