Перейти к содержимому страницы.

Улица Новокиевская,24

Дом построен в 1904 году. Здесь располагалось городское училище. Сохранилась надпись «В память 18 февраля 1905 года», ее можно увидеть на фасаде.

Маленькая хозяйка большого дома 

Little Owner of the Big House

(For English scroll down)

Есть такое удовольствие: смотреть, как работает другой человек. Не помогать, не мешать – просто глазеть.  Например, наблюдать, как девушка оживляет остывший котел, чтобы обогреть свой деревянный дом. (Ни много ни мало – четыреста квадратов).  Надевает «рабочую» куртку,  идет в котельную. Нагребает уголь, бросает спичку. А котел молчит. И приходится колдовать с кнопками, выгребать из недр машины лишнее. И добавлять. И разжигать снова.  Но почему-то не очень получается.

А ты смотришь. Горожанка в третьем поколении,  ни разу в жизни даже печку не растопившая. Смотришь на нее и думаешь: «Зачем тебе это надо? Что ты здесь делаешь, девочка? С двумя уверенными  иностранными языками, законченным Политехом и отличным шансом свалить в Германию?  Люди по полжизни на это тратят, а тебе – хоть завтра лети! Но нет, сидишь в этом огромном, холодном доме, с углем, котлом капризным.  А ведь сюда, в эти стены, сил вкладывать и вкладывать еще». Но вслух, понятно, не говорю. Чего под руку бубнить? Человека итак  «чудо техники» не слушается.  

Язык до Германии доведет 

В деревянный одноэтажный дом по Ново-Киевской, 24 Элина Михальцова переехала девять лет назад, когда ей исполнилось восемнадцать. Перебралась от мамы к папе, покинув комфортабельную благоустроенную квартиру. 

В холостяцком  жилище Сергея Николаевича Михальцова ей нравилось куда больше. Начать с того, что папа меньше опекал. У него своих забот - выше крыши. Бизнесмен, Президент федерации баскетбола Томской области, заядлый охотник и рыболов, предоставил дочке гораздо больше самостоятельности. Он видел ее юристом, но девушка решила иначе. Закончив лингвистическую гимназию № 24, поступила в ТПУ. (Институт международного образования и языковой коммуникации. Специальность – перевод и переводоведение, английский и немецкий языки. Сфера научных интересов – особенности межкультурной коммуникации). Неожиданно? Нет, для самой Элины, скорее, закономерно. Еще в шестнадцать лет она побывала в Германии, по программе «Школы – партнеры будущего»: 

«Первый раз на самолете, первый раз – так далеко, без родителей. Полное языковое погружение на три недели, новые друзья, новые колоссальные впечатления. И на втором курсе Политеха у меня как рубильник включился: все, обязательно надо ехать в Германию снова, по академобмену! Я только сейчас понимаю, что папе пришлось тогда срочно собрать приличную сумму – 4 тысячи евро. До сих пор помню, как сдаю в банк кучу рублей и получаю на руки 8 бумажек. Но ведь съездила, и не раз. И в магистратуру туда собиралась поступать, а потом вернуться в Томск, развивать международные отношения. Такие вот были планы. Чуть замуж там не вышла! Но вовремя поняла: нет, не смогу жить в чужой стране. Потянет домой, по папе заскучаю. И однажды обязательно сорвусь в Томск. А он останется. Так что…  «замуж» в Германии так и не случился.  Согласна, наш болотистый регион затягивает, и отсюда надо регулярно выезжать. Но Томск – это город, куда хочется возвращаться». 

Город контрастов 

Сегодня Элина Михальцова – лучший в городе гид-переводчик. Специфика – экскурсии для иностранных гостей. Очень востребована. 

«В Томске сосредоточено огромное количество интересов и возможностей, множество  людей из разных сфер. Бизнес-туристы, преподаватели-профессора, приехавшие в частном порядке с отдельными семинарами, участники международных научно-практических конференций, которым экскурсии по этикету положены. Их возят в автобусах: «Посмотрите направо, посмотрите налево…» При этом часть интересных деталей ускользает, конечно. Томск, вообще-то город индивидуальных, «пеших» экскурсий.   

Что поражает иностранцев? У меня была эксклюзивная поездка для немецкого гостя, который уже не раз бывал в нашем городе. Так вот ему больше всего нравится сочетание контрастов. Только что едешь по главному проспекту – почти по-европейски чинному, каменному. Потом сворачиваешь чуть вбок – и вот тебе Татарская слобода, со своими деревянными кружевами и деревенским укладом. Прямо аул посреди города. Очень его цепляет этот контраст – и в настроениях людей, и в архитектуре. 

Но самые благодатные и благодарные, самые эйфоричные и упоительные экскурсии – это экскурсии для томичей. Когда открываешь людям их город заново. Ведь если годами ходить по одним и тем же улицам не поднимая головы – глаз «замыливается». 

Дом имени 18-го февраля 

Кому-то может показаться – Михальцовой просто очень повезло. Тут тебе и гимназия с языковым уклоном, и папа-бизнесмен, и Германия. И внешность. Симпатичная девушка, уверенная в себе. Заучила несколько тем - и возит-прогуливает иностранцев по родному городу.  Золотая жила, удачное совмещение вузовского диплома с реальностью. 

Вот только у Элины интерес к краеведению настоящий, не показной. Еще со школы. С первой исследовательской работы по житию святого старца Федора Томского для школьной научной конференции. Потом случился перерыв: 

«На первом курсе ТПУ я подошла к завкафедрой лингвистики и переводоведения  –  как вся из себя примерная  девочка, отличница: «Вот, - говорю, - у меня есть школьные  научные заготовки, есть интерес в чем-то участвовать». «Да? Молодец. Приноси, посмотрим». Но дальше этого разговора дело не двинулось. Конечно, всегда можно «докрутить», «дожать», но…  Я просто поняла, что там, где язык, места для истории родного края уже нет. На пять лет она ушла для меня в небытие». 

А потом интерес проснулся с новой силой. Не только к историческим и легендарным личностям - к улицам, зданиям, деталям архитектуры. И к отцовскому дому, конечно. 

«Дом наш построен в 1904 году. Изначально здесь располагалось городское училище. Однажды папа показал мне следы надписи на фасаде: «В память 18 февраля 1905 года». Мне стало интересно – чем так важна эта дата, что ее увековечили в названии училища? Оказывается, в этот день отмечали 50 лет со дня кончины императора Николая I. Тогда была мода увековечивать в названиях подобные даты. Например, гоголевский дом в Томске также получил своё имя.  

 

Но выделяется дом не только необычным «именем». Он выстроен в стиле модерн. Визитная карточка этого направления - шпили, создающие визуальный эффект возвышения одноэтажной постройки. Несмотря на то, что на «модерновых» наличниках практически отсутствует резьба, на них стоит обратить внимание. Они имеют треугольную «крышу» и «солнышко», а внутри – «стрелы». Что именно символизирует этот элемент точно сказать трудно. Но, поскольку речь идет об учебном заведении, возможно – целеустремленность и путь к просвещению. 

Еще одна отличительная черта «дома со шпилями» - его исключительная добротность. Он сложен из бревен диаметром 50-60 сантиметров, а на чердаке и вовсе -70! (Для сравнения: стандартный диаметр строительного бревна – 40 сантиметров). Когда пожарные инспекторы проверяли чердак, сказали: «Этот дом, пока полностью не прогорит – не разрушится. А гореть с такими бревнами будет долго – двое суток». 

Дом в разное время служил разным организациям, но учились здесь всегда. До 1970-го здесь располагалась начальная школа. Среди соседей я до сих пор встречаю людей, которые  в нее ходили. С 1970-го по 1995-й  он принадлежал ДОСААФ. При Обществе существовала лётная школа. Однажды я услышала от водителя такси: «О, да я же здесь учился летать!» 

В 95-м папа искал здание под бизнес – и присмотрел этот дом. Сперва арендовал его у ДОСААФ, а позднее выкупил под офис. А теперь мы и живем в нем – места хватает».  

«Скучно не бывает» 

Внешне дом практически не изменился. Но внутри  претерпел серьезные перепланировки. В центре – большое помещение, «склад для всего», кажется, бывший школьный спортзал. Из него ведет несколько дверей: на кухню, в котельную, на «папину половину» и «половину принцессы». 

Изюминка этой квартиры – печи и изящные камины, которые Сергей Михальцов (строитель, выпускник ТИСИ) сделал своими руками. 

И в светлой, прозрачно-бежевой комнате Элины тоже есть живой камин, идеально вписанный в интерьер. 

«Конечно, я не хочу возвращаться в обычную квартиру. Ну что там люди видят? То им жарко, то им скучно… А в своем доме скучно не бывает, - смеется Элина. – Вот я сейчас вас провожу – и пойду с котлом разбираться. На людей производит шоковое впечатление, что я с ним вожусь, тягаю уголь, загружаю, чищу. Хоть я и знаю все кнопки, но каждый раз  запуск потухшего котла – эксперимент. Повезет – не повезет…  А еще печь в моей половине! Её этой зимой стали топить углем, она засорилась так, что весь дым повалил обратно. И от меня недели две копчененьким пахло. Куда ни зайду, все говорят: «Ой! Рыбка копчененькая где-то». А что поделаешь? Выветрилось же потихоньку. 

Все это очень живо и интересно, гораздо увлекательней, чем сидеть в квартире перед телевизором. Я сейчас научилась его практически не смотреть. 

Да, мне сегодня холодно. Ничего, я это вытерплю. Со своей теплолюбивостью я быстро поняла, что надо просто теплее одеваться. В Сибири одежды все равно очень много, это не проблема. (В Германии, кстати, зимой тоже почти не топят). Зато здесь, в своем доме, я могу делать, что хочу – петь, танцевать, кричать  - и никто не постучит. Могу не «выживать», а наслаждаться жизнью, постоянно находить кайф. Мне всегда хотелась и любилась эта свобода!» 

Nine years ago, Elina Mikhaltsova moved into one-story wooden house number 24 in Novo-Kiyevskaya Street when she turned 18. She left the comfortable modern flat where she lived with her mom and joined her dad.

Nowadays Elina Mikhaltsova is the best guide-interpreter in town. She is a much sought-after specialist who specializes in tours for foreign guests.

“Our house was built in 1904. Initially, it was the city college. Once dad showed me the traces of the inscription on the façade which read “In the memory of February 18, 1905.” I got curious why this date was so important that it was perpetuated in the college’s name. It turned out that this day was the 50th anniversary of the passing of emperor Nikolay I. At that time, there was the fashion to perpetuate such dates in different names. For example, the Gogol’s house in Tomsk also got its name in the same way.

“This building provided space for different organizations, but people always studied here. Until 1970, it served as a primary school. Some of my neighbors studied here. From 1970 to 1995, this house belonged to the DOSAAF (Russian Army, Air Force, and Navy Volunteer Society). This Society had a flight school. Once, I heard from a taxi driver, “Oh, I learned flying here!”

Photo: Yelena Astafyeva. Text: Irina Astafyeva

Спасибо, что дочитали до конца!

Наши авторы и фотографы освещают жизнь обычных людей в обычных домах, рассказывая и показывая невероятные истории, наполненные радостями и болями наших героев. Мы стараемся привлечь внимание общественности к фондам, которые сохраняют архитектуру - лицо города, к волонтерам, которые собственноручно восстанавливают старинные дома. Ведь если мы вместе, мы сможем многое!

Вы можете поделиться нашими новостями в соцсетях, рассказав своим друзьям о проекте “Томск. Карта историй” и помочь сохранить наш город прекрасным!