Перейти к содержимому страницы.

Улица Советская, 81

Тихон Иванович Тихонов – человек, сыгравший огромную роль в становлении Томского политехнического института.

Профессорское гнездо

«Узелок» на память

Это была всего лишь аптечка. Старинная настенная аптечка, в которую помещается не так уж много лекарств. Сейчас она практически пуста – современному человеку удобнее хранить свои лекарственные запасы в коробках и ящиках. Но утратив функционал, вещь не перестала быть произведением искусства – роскошной резной шкатулкой, от которой невозможно оторвать взгляд. Недаром в комнате она висит на самом видном месте, затмевая даже богатый резьбой шкаф. (Когда-то в ансамбль входила еще и бронзовая люстра. Но обитатели квартиры решили: «немодная» - и отнесли в сарай. Там ее через дырку в стене углядел сотрудник музея. Заохал, заахал: «Отдайте!» Отдали. Жалко, что ли? И плафоны в придачу. И два стула. И рамы от картин. Пусть уж хранятся в музее, раз так надо).

…А аптечка никуда не уедет, это память. Семейная реликвия, родная вещь, принадлежавшая прабабушке хозяйки квартиры. И висит она здесь с тех самых пор, как семья Тихоновых переехала в этот деревянный двухэтажный дом в 1928 году.

Механик с «Анной» на шее

Глава семьи  – Тихон Иванович Тихонов – человек, сыгравший огромную роль в становлении Томского политехнического института.  С 1900 года преподавал математику, теоретическую механику, начертательную геометрию, черчение в Томском технологическом институте. Стоял у истоков создания машиностроительного факультета. Основатель томской школы  инженеров-механиков и один из основоположников науки о резании металлов. Награжден орденами Св. Анны 3 степени, Св. Станислава 2 степени и медалью «В память 300-летия царствования Дома Романовых». По гражданскому ведомству дослужился до чина статского советника.

Организованные Тихоновым механические мастерские послужили основой для создания завода «Металлист» (ныне ТЭМЗ).  Его научные разработки по механической технологии были первыми в Сибири изысканиями в этом направлении.

Тем не менее, несмотря на заслуги Тихона Ивановича, его семья – жена, ее мама и двое сыновей - не были застрахованы от материальных невзгод. Дело в том, что Тихоновы занимали служебное жилье. И если бы профессор оставил институт, его домочадцы должны были освободить предоставленную квартиру. И их дальнейшее благополучие никого не касалось.

- Поэтому, когда дедушка серьезно заболел, он купил этот дом на Советской, 81, - рассказывает внучка Тихонова Елена Ивановна Беликова. – По словам бабушки, он был построен в 1905 году, хотя в документах БТИ дом «моложе» на шесть лет. Изначально он являлся доходным, но хозяин, живший по соседству, сгинул в годы революции. Наша семья переехала на Советскую в 1928 году,  заняв  второй этаж.  (Нижний этаж бабушка впоследствии продала). Доходы профессора  позволяли сделать такую покупку, и это при том, что дедушка был из «бедных» профессоров, не унаследовавших родительского состояния.

Биография-роман

Тихона Ивановича не стало в 1932 году, в возрасте 57 лет. Его жена Мария Викторовна пережила мужа почти на тридцать лет. Замуж она больше не вышла, полностью посвятив себя работе и семье. Рассказывать о себе не любила, много и охотно говорила только о покойном муже. Хотя история жизни Марии Тихоновой была удивительной и очень созвучной своему времени.

- Ее биографию удалось восстановить только по документам, - продолжает Елена Ивановна.

- Бабушка родилась в Петербурге, в семье  главного бухгалтера  крупной коммерческой фирмы. Училась в Московском университете на математическом факультете. Семья была весьма обеспеченной, однако отец, вложив все сбережения в акции дутой железнодорожной компании, разорился. Я думаю, он и умер-то вскоре именно из-за этого финансового краха. Жена и дочь остались без кормильца, без средств к существованию. Девушке пришлось оставить учебу. Сдав необходимые экзамены, она стала учительницей математики в гимназии, заодно занимаясь репетиторством.

Но тут скончался мамин родственник, оставив небольшое наследство. Деньги позволили продолжить учебу. Однако Мария не вернулась к математике, а поступила в  Московский женский медицинский институт. Это был необычный, можно сказать, экстравагантный выбор. (Впоследствии бабушка никак не объясняла  столь резкий поворот). По данным переписи 1910 года в стране насчитывалось  всего 1149 женщин-врачей.  Бабушка закончила институт в 1913 году, получив диплом  с формулировкой «женщина-врач». Вскоре, отдыхая в Ялте, она познакомилась со своим будущим мужем – томичом Тихоном Тихоновым. Переехала в Томск.

- Здесь она работала сначала в психиатрической больнице. Во время гражданской войны Тихонову мобилизовали в тифозный госпиталь. Когда необходимость в нем отпала, Мария Викторовна устроилась в железнодорожную больницу и трудилась там  невропатологом практически всю жизнь, выйдя на пенсию в семьдесят с лишним лет.

Когда бабушка умерла, Лене было всего четырнадцать. Женщина очень скупо рассказывала о себе, предпочитая оставаться в тени знаменитого мужа даже после его смерти. Мария Тихонова была награждена Орденом Ленина и «Знаком почетного железнодорожника», но домашние эти события отметили скромно:

- Однажды бабушка пришла домой с орденом на груди. Сели всей семьей, попили чаю. Все! В другой раз вернулась с работы счастливая, и показала «Знак почетного железнодорожника». И снова отпраздновали награждение чаепитием в семейном кругу.  Это я сейчас понимаю, что бабушка была потрясающей женщиной, а тогда, ребенком, – абсолютно нет.

Про госпиталь мне стало известно позднее, только из ее трудовой книжки; про то, что она заведовала отделением в железнодорожной больнице – тоже из документов. Но были и «живые свидетельства» ее работы. Бабушка вышла на пенсию, когда ей было за семьдесят – после особенно холодной зимы, устав добираться с пересадками до своей больницы.  Но и после этого к нам домой часто приходили женщины, такие – в тулупах, платках, валенках… Стрелочницы, обходчицы, шпалоукладчицы. Бывшие бабушкины пациентки. Приезжали в больницу, узнавали, что невропатолог Тихонова больше не работает, и шли на Советскую – навестить.  Не помню, чтобы  бабушка кого-то осматривала дома. Она поила гостей чаем, подолгу беседовала. И даже когда ее не стало, к нам  продолжали приходить работницы с железной дороги. Приезжали с каких-то глухих полустанков, не зная, что Мария Викторовна уже умерла.  Такую память оставил о себе человек!

Судьба остальных членов семьи Тихоновых была тесно связана с Политехническим:

- Мой папа и дядя закончили механический факультет. Оба стали доцентами.  Папа работал на кафедре технологии металлов, дядя – на кафедре теоретической механики. Мама – на кафедре начертательной геометрии и графики. Я закончила теплоэнергетический факультет ТПИ и 47 лет отработала в НПЦ «Полюс». Пришла туда по распределению – а вышла на пенсию.

Спасибо, что не памятник!

И вот уже почти сто лет дом на Советской, 81 является «родовым гнездом» Тихоновых. Здесь жили дедушка с бабушкой, родители, а сейчас живет Елена Ивановна с мужем.

Изначально семье профессора принадлежал весь дом, но жили они на втором этаже, это была одна большая квартира с парадным и черным входами, с одной кухней.  Но после его смерти первый этаж был продан и перепланирован. Там поселились двое доцентов Томского госуниверситета – Екатерина Петровна Сысоева и Владимир Иванович Пронин. Еще одну комнату занимала  Аза Адольфовна Вильм – вдова репрессированного.

Сама Елена Беликова уверена, что семье повезло, что дедушка  - с его чином статского советника, орденами св. Анны и св. Станислава – умер до того, как в стране разгорелись репрессии. «Поэтому нас никто не трогал».

- И еще повезло, что дом хоть и старый, но не является памятником. Ни с точки зрения деревянного зодчества, ни с точки зрения исторических событий. Это просто счастье, что нас не объявили памятником и не обязали по суду «привести постройку в первоначальный вид» и именно в таком виде поддерживать за свой счет. Мы и так относимся к частному сектору и город, в общем-то, не обязан нам помогать. Когда у нас в одиннадцати местах прохудилась крыша – бедствие как раз совпало со столетием ТПУ! Политехнический выделил нам шифер на ремонт кровли, а делали мы его уже за свои деньги.

65 лет сносу нет

Дом неоднократно собирались сносить, освобождая место под многоэтажки. Но каждый раз что-то мешало. Сегодня уже можно отмечать своеобразный юбилей:

- Нас сносят 65 лет! – невесело смеется Елена Ивановна. – Первый раз хотели, когда мне было пять лет. Но гидрологи пришли, проверили участок и обнаружили под ним плавун. Свайного строительства город тогда еще не вел. А по существовашим технологиям возводить многоэтажный дом над плавуном нельзя. Снос отменили. Второй раз засобирались основательно, когда у меня уже была дочь-подросток.  Забрали все документы, запретили прописку, оплатили кусты в огороде… (Да, есть у нас возле дома небольшой огород – морковку, свеклу выращивали, сажали малину, смородину. Даже вишня у нас растет). А потом все отыграли назад. Объяснили: «Главному инженеру конторы  «Томск исторический» приглянулся уголок улицы с вашим домом. Решено оставить здесь историческую застройку…» А потом перестройка началась, властям стало не до нас. Сегодня  они и не против снести деревяшки на Советской, но строить только на нашем участке  нерентабельно. Выше шести этажей – нельзя. Нужно разворачивать стройплощадку и на соседнем участке. Там на месте деревянного можно поставить уже девятиэтажный дом.  Но хозяйка свою собственность сносить не дает. Так вот и живем. По молодости, конечно, хотели с мужем переехать, жить отдельно. А сейчас-то что? Вещи перетаскивать – смысла нет. Привыкли уже, целая жизнь здесь прошла.

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Наши авторы и фотографы освещают жизнь обычных людей в обычных домах, рассказывая и показывая невероятные истории, наполненные радостями и болями наших героев. Мы стараемся привлечь внимание общественности к фондам, которые сохраняют архитектуру - лицо города, к волонтерам, которые собственноручно восстанавливают старинные дома. Ведь если мы вместе, мы сможем многое!

Вы можете поделиться нашими новостями в соцсетях, рассказав своим друзьям о проекте “Томск. Карта историй” и помочь сохранить наш город прекрасным!